Как иностранного шпиона разоблачили в парилке

вС миру по нитке / Золото

Проведение разведывательных и иных острых специальных мероприятий под прикрытием приезда-выезда официальных делегаций широко используется всеми спецслужбами мира. В состав любой официальной делегации можно включить опытного сотрудника спецслужб или приобрести негласного источника из числа членов делегации, которые по своим качествам способны выполнить специфические задачи. Но на то и контрразведка, чтобы выявить такую схему! Принимающая сторона противодействует разведывательной деятельности «гостей», используя порой очень оригинальные методы.

Такая история произошла в середине 90-х годов прошлого столетия. Официальная французская военная делегация, состоящая из ветеранов и действующих военнослужащих знаменитого авиационного полка «Нормандия-Неман», прибыла в Приморский край для встречи с воинами-побратимами.

С сентября 1950 года на аэродроме «Галенки» Октябрьского района Приморского края дислоцировался 18-й Гвардейский Витебский дважды Краснознаменный ордена Суворова, ордена Почетного легиона штурмовой авиационный полк «Нормандия-Неман». Полк расформирован 19.11.2009 г. в результате проведения реформ в российской армии.
Су-25 в ливрее 18го авиаполка "Нормандия-Неман"

Французская военная делегация, вместе с представителями ВВС России, во главе с Командующим фронтовой авиации (1993 - 1997 г.), Героем Советского Союза, генерал-полковником Антошкиным Николаем Тимофеевичем прибыла на аэродром «Воздвиженка». Размещение гостей осуществлялось на территории Уссурийского рефрижераторного вагонного депо, имеющего всю инфраструктуру и сервис для приема делегаций.

Визит иностранцев был насыщен мероприятиями, как по месту пребывания, так и по перемещению по территории Приморского края. Естественно, что «дремать» российским контрразведчикам было некогда. Глаза и уши нашей контрразведки должны быть везде. 

С первых же дней внимание контрразведчиков привлек пожилой «colonel» (полковник), который практически не общался с ветеранами ВОВ, хотя подходил по возрасту. С определенной долей настороженности с ним держали себя и молодые французские военнослужащие. Где бы ни была слышна русская речь, «colonel» уже «пасся» в непосредственной близости. Подозрение о принадлежности мог снять только оперативный эксперимент. И такой случай представился… в сауне!

Французские военные не слишком жаловали баню и сауну в гостинице, которые были готовы в любое время принять посетителей. Но свято место пусто не бывает, и эти места оккупировали российские военнослужащие. О чем можно поговорить в бане – точно знал и «colonel». На вторые сутки, «совершенно случайно», иностранец с банными принадлежностями, прихватив фотоаппарат «Поляроид» (дорогая новинка по тому времени), попадает в сауну. Естественно, что там совершенно случайно находились два молодых офицера ВВС России, которых он видел на мероприятиях. При помощи международного языка жестов и гремучей смеси французского, немецкого и английского языков все трое «шапочно» познакомились и решили «посидеть» в парилке. Температура не устраивала, и русские ребята решили поддать парку. Старший офицер очень громко сказал второму следующую фразу: «А давай кипяточком поддадим и лягушатнику?» и замахнулся ковшом. Реакция француза была мгновенной. Он на чистом русском воскликнул: «Ребята!!! Не надо!»  

Всё остальное было делом техники. Российские офицеры извинились за свое поведение и уже на новой волне взаимоотношений (на русском языке) продолжили общение со всеми атрибутами посещения русской бани, сумев «расколоть» гостя. Colonel рассказал, что он русский – по рождению. Его родители в годы Первой мировой войны эмигрировали из Галиции (историческая область в Восточной Европе, примерно соответствует части территории современной западной Украины) и впоследствии обосновались во Франции. Сам он пенсионер – кадровый военный разведчик. Проходил службу в Иностранном легионе и многих горячих точках по всему миру и т.д. Только эти трое знают, сколько в ту ночь было выпито горячительных напитков и, конечно же, банного напитка «ерш». Француз не забыл и про свой Поляроид. Активно фотографировал отдельно российских офицеров, с собой в компании и т.д.

На следующее утро colonel пропустил завтрак и не поехал на официальные мероприятия вместе с делегацией. Наверное, еще больше его удивило отсутствие 10 фотографий (одна кассета), сделанных в сауне, которые он «надежно» прятал в футляре Поляроида. По памяти французскому гостю трудновато было восстановить весь произошедший «спектакль».

А два товарища до конца визита иностранной делегации не пропустили ни одного мероприятия. Полученная контрразведывательная информация вошла в отчет вышестоящему руководству и 9 полароидных фотографий – как приложение к нему. Капитан «А» вышел на пенсию, у него и находится 10 фотография с изображением французского полковника и личным автографом. Старший лейтенант «В» стал генералом и продолжает служить на благо нашей Родины. Данными о поощрении или наказании контрразведчиков за операцию «Баня» не располагаем.


Комментарии (0)
Добавить комментарий
Прокомментировать

Войти через:
vk odnoklassniki facebook mailru google yandex